• Журнал «Налоговый учет для бухгалтера» декабрь 2017
  • Рубрика Актуальное интервью

Марина Ризванова:
«Для пополнения бюджета начали использовать любые средства»

  • 0 комментариев
  • 70 просмотров
Полистать демо-версию печатного журнала
Налоговая политика государства в последние годы последовательно ужесточается. Налоговым органам предоставляется все больше возможностей, налогоплательщикам оставляется все меньше выбора. Например, активно внедряются принудительные электронные сервисы, за которые платить приходится компаниям. Нельзя стороной обойти и громкие судебные процессы, в которых бухгалтеры все чаще становятся обвиняемыми. О том, как изменилась работа налоговиков за последние годы, нам рассказала генеральный директор аудиторско-консалтинговой группы «Уральский союз» Марина Ризванова.


По оценкам ФНС России, налоговое администрирование сейчас находится на высоком уровне эффективности. Бюджет пополняется исправно, налоги собираются, проверки проводятся. А как на это смотрят с другой стороны баррикад налогоплательщики? О том, что произошло во взаимоотношениях налоговых органов и налогоплательщиков, мы поговорили с генеральным директором аудиторско-консалтинговой группы «Уральский союз» Мариной Ризвановой.


- Марина Викторовна, расскажите, как изменились взаимоотношения налогоплательщиков и налоговых органов за последнее время.

- Во взаимоотношениях налогоплательщиков и налоговых органов за последние 10 лет произошло немало перемен. Налоговая политика государства в течение прошедшего десятилетия последовательно ужесточается. При этом налоговым органам предоставляются все новые возможности, в то время как налогоплательщикам оставляется все меньше выбора. Например, пени за просрочку уплаты налогов начиная со второго месяца удвоили, а ставку процентов за нарушение сроков возврата излишне взысканного налога или возмещения НДС поднимать и не подумали1. Также все активнее внедряются принудительные электронные сервисы, которые экономят налоговикам время, а налогоплательщикам не оставляют выбора, поскольку обременительные обязанности вводят поправками непосредственно в Налоговый кодекс РФ! Так, в частности, в приеме налоговой декларации на бумажном носителе (хоть через канцелярию, хоть почтой) отказать нельзя, а декларации по НДС, сдаваемой по закону исключительно в электронном виде, - возможно, причем зачастую по надуманным поводам или из-за некорректно настроенного программного обеспечения в самих же инспекциях.

- Тут напрашивается вопрос о проводимой нынешним главой ФНС России Михаилом Мишустиным политике внедрения разнообразных электронных сервисов. Для налоговиков они не только колоссально экономят время, но и позволяют обрабатывать огромный массив информации в короткие сроки, находя нестыковки и ошибки, которые повышают собираемость налогов.

- Совершенно верно. Наибольший эффект в плане повышения собираемости налогов дали введение новой формы передаваемой по телекоммуникационным каналам связи (ТКС) декларации по НДС с включенными в нее книгами покупок и продаж, а также введение онлайн-передачи данных ККТ в налоговые органы. В первом случае практически сразу обрабатываются цепочки исчисления и уплаты НДС и выявляются проблемные контрагенты, что резко повысило скорость камеральных проверок и их результативность. Так, в 2015 году, когда были введены новые декларации по НДС, по статистике ФНС России, рост собираемости этого налога вырос почти на 40 процентов в сравнении с предыдущим годом, сумма доначислений по камеральным налоговым проверкам увеличилась почти на 50 процентов! А в следующем, 2016 году налоговики, по их же статистике, увеличили количество проверок более чем на 25 процентов. Такой прирост налогоплательщикам невозможно не заметить. А ведь вряд ли штаты бухгалтерий предприятий кто-то увеличил на четверть, значит, справляться с проверяющими будут те же работники, только работать они будут больше.

Причем налогоплательщики вынуждены оплачивать удобство проверяющих из своего кармана, поскольку без соответствующей компьютерной программы и ее обновлений ввод данных в декларацию вручную крайне трудозатратен. С введением онлайн-касс под контроль в режиме реального времени попадает почти весь наличный оборот. И снова оплату своих проверок государство возложило на налогоплательщиков.

- А есть ли плюсы в этой системе для налогоплательщиков? В частности, добросовестных?

- Иногда сдача отчетности (в некоторых случаях и письменных обращений) по ТКС бывает удобной при отдаленности рабочих мест бухгалтеров от налоговых инспекций и почтовых отделений. Кроме того, стало возможным оборудовать удаленные от основных офисов рабочие места бухгалтеров, в том числе переводить бухучет на аутсорсинг, получающий сейчас все большее распространение.

- Кстати, не очень довольны бухгалтеры и политикой налоговиков в отношении различных запросов и пояснений.

- Широкое применение «контрольных соотношений» - это еще одно направление автоматизации налогового контроля. Налоговики исходят из того, что как бухгалтерский учет, так и налоговый ведутся по одним правилам, а это (в силу разного правового регулирования) совсем не так даже по разным налогам со сходной налоговой базой (например, НДС и налог на прибыль организаций). В результате в адрес налогоплательщиков по ТКС автоматически рассылаются требования о представлении пояснений, для ответов на которые бухгалтерам приходится тратить дополнительное время.

- А если говорить в целом, как изменились контакты налогоплательщиков с инспекциями?

- С созданием в ИФНС операционных залов был сильно ограничен контакт представителей предприятий с рядовыми инспекторами и руководителями инспекций. Делалось это якобы для противодействия коррупции. В результате даже простые технические вопросы стали решаться через письменные обращения (в том числе по телекоммуникационным каналам связи), возросло и количество жалоб. Правда, предоставленное с 2017 года налоговым органам право в трехдневный срок самим принимать решения по жалобам несколько сгладило проблему коммуникации. До этого налоговики стремились вопреки воле высшего начальства налаживать прямые контакты с налогоплательщиками на уровне исполнителей и руководителей отделов.

- Считается, что сейчас работа инспекций по планированию выездных проверок стала эффективнее, а сами проверки - реже. Это верное утверждение, на ваш взгляд?

- Это только на первый взгляд так кажется. Контрольных мероприятий меньше не стало, но они приняли иные формы. В последние годы налоговики стали массово рассылать требования о представлении документов за периоды, охватывающие несколько лет, но при отсутствии проводимых за эти периоды налоговых проверок. Это видится явным следствием активизации предпроверочного анализа. От такой «аналитической работы» бухгалтерии налогоплательщиков загружаются дополнительным объемом копирования и описи документов, ведь далеко не везде есть юристы, которые могли бы помочь с определением степени законности желаний проверяющих и оградить бухгалтеров от ненужных забот по выполнению незаконных требований.

Активизировалась работа различных комиссий (по уровню зарплат, налоговых вычетов и пр.) по склонению налогоплательщиков к желаемому для бюджета поведению. Налоговые органы усилили не предусмотренное законом давление именно в последние, кризисные годы. При этом доходит и до весьма креативных вариантов. Так, в ряде регионов налогоплательщики получают письма с просьбой указать, сколько налогов они заплатят через квартал, полгода и т.д. В целом же, в совокупности с собственно проверками, уровень налогового прессинга (деликатно называемого «администрированием») в последние годы заметно возрос.

- Какие еще формы налогового контроля, кроме проверок, можете отметить?

- Кроме привычной работы по проверкам налогоплательщиков, налоговые органы именно в последнее время активизировали работу и по другим направлениям для реализации функций, отнесенных к их компетенции. Так, введение в Налоговый кодекс РФ понятий контролируемых сделок и контролируемых компаний добавило налоговикам функций, а предприятиям - забот. Теперь возникла необходимость отвечать на требования еще и по этим направлениям контрольной работы. При этом чувствуется, что нормативная база для «среднего» инспектора весьма тяжела, и налогоплательщиков, к примеру, спрашивали, почему они не сообщили о контролируемых сделках, уже просто увидев движение средств по валютному счету по торговым операциям с не взаимозависимым лицом. Направление валютного контроля, к органам, а не агентам которого с 2016 года отнесена Федеральная налоговая служба РФ, также стало активно развиваться в последние годы. Есть ощущение, что теперь для пополнения бюджета используют любые средства, в том числе ранее не использовавшиеся из-за трудоемкости и невысокой результативности. Сейчас, видимо, пришло время и для сбора административных штрафов, так как за нарушения валютного законодательства по некоторым статьям КоАП РФ они весьма значительные и рассчитываются от суммы операции.

- Хотелось бы услышать Ваше мнение про возвращение налоговым органам администрирования взносов во внебюджетные фонды.

- В прошедшие 10 лет случились как отмена в 2010 году ЕСН и передача администрирования взносов фондам, так и возвращение ФНС России в текущем году функции по сбору этих «налогов на фонд оплаты труда». Налогоплательщиков, безусловно, ждет более квалифицированный контроль, так как внебюджетные фонды были малоактивны и не отличались хорошей организацией работы. Но пока как налогоплательщикам, так и самим налоговикам приходится решать проблему переноса остатков из баз фондов в налоговые органы. Налогоплательщики на основании информации фондов получают требования из ИФНС об уплате взносов, которые либо уже уплачены, либо же относятся к неопределенному по давности периоду. Количество спорных ситуаций по данной проблеме в последние месяцы очень велико, так что нормальной работы по этому направлению не следует ждать ранее будущего года.

- Наши читатели заметили, что в последнее время в прессе очень много информации об уголовном преследовании бухгалтеров и руководителей организаций. Как можете прокомментировать?

- Да, это еще одна из тенденций последних лет, хотя в основном это направление борьбы с бизнесом касается не налоговых, а следственных органов. В отдельных СИЗО Москвы, например, «экономические» обвиняемые составляют подавляющее большинство из заключенных под стражу. Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин в своем интервью в начале 2016 года сослался на увеличение в 2015 году количества возбужденных уголовных дел по уклонению от уплаты налогов на 68 процентов. И не случайно. Именно с 2015 года Следственный комитет получил право самостоятельно возбуждать дела по «налоговым» статьям. За прошедшие два года количество уголовных дел данной категории примерно одинаковое и держится на заданном в 2015 году повышенном уровне.

Не секрет, что из-за возможности деятельного раскаяния (погашением настоящей и мнимой задолженности) для обвиняемых в налоговых преступлениях создается схема «выкупа» своей свободы. В результате бюджет получает еще один источник пополнения. Другое дело, когда предпринимателей обвиняют в мошенничестве. Дела такого вида не предусматривают прекращения при возмещении бюджету ущерба, и слишком многое при их расследовании отдано на усмотрение следователей. Это, к сожалению, приводит к тому, что вопросы прекращения уголовного преследования, а также свободы отдельных фигурантов дел решаются совсем не по закону. Всем известные миллиарды, которые изымают у полковников МВД России, дают им как раз предприниматели, которым дорога свобода как своя, так и работников.

Учитывая то, что из директора и бухгалтера следственные органы любят создавать «группу лиц» для отягощения обвинения, а нередко и брать бухгалтеров под арест «в заложники» для получения нужных показаний на руководство, многие предприятия среднего бизнеса не держат в штате главного бухгалтера, а передают ведение бухучета специализированной организации, независимой от руководства компании и ему не подчиненной. Это напрямую не экономит средства компании (расходы на свою и внешнюю бухгалтерию сопоставимы), но снижает риск более тяжелых обвинений. Бухгалтерский аутсорсинг становится средством обеспечения безопасности.

- Марина Владимировна, чего бухгалтерам ожидать от налоговых органов? Дадите какие-то рекомендации?

- В целом в отношениях предприятий с налоговыми органами в последние годы наметилась определенная напряженность. Государство создает налоговикам режим наибольшего благоприятствования как официально и организационно (новые электронные декларации, онлайн-кассы), так и неформально. В частности, в арбитражной практике по налоговым делам наметился заметный пробюджетный крен. В пользу налогоплательщиков в 2016 году, по статистике Верховного Суда РФ, решено 44% дел, в 2015 - было 50%. А еще в 2010 году процент выигрыша налогоплательщиков был под 70%. Тенденция налицо, и количество самих арбитражных дел по налогам упало вдвое. В связи с этим существенно возрастает роль досудебной стадии урегулирования споров, то есть взаимодействия налогоплательщика и органов ФНС России. Поэтому наиболее дальновидные предприниматели нанимают консультантов из аудиторских компаний для сопровождения не только выездных, но даже камеральных налоговых проверок, чтобы избежать ошибок во взаимодействии с налоговиками. И это дает эффект, поскольку практика показывает, что, если проверяющим как минимум не помогать залезать себе в карман, они унесут меньше как в виде платежей в бюджет, так и, возможно, себе. Кроме того, в городах-миллионниках жесткая позиция по отстаиванию своих интересов предприятиями среднего бизнеса нередко помогает им избежать уж слишком назойливого контроля. Проверяющим проще переключить свое внимание на более покладистого «клиента», чем работать с проблемным «жалобщиком».

Беседовала Наталья Свистунова


Сноски

СвернутьПоказать
  1. Пункт 4 ст. 75 НК РФ. - Примеч. ред. Вернуться назад

Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  нет голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.