• Журнал «Юридический справочник руководителя» июль 2017
  • Рубрика Договорные отношения

Как защитить интересы слабой стороны договора

  • Рейтинг 5
  • 0 комментариев
  • 1530 просмотров
Полистать демо-версию печатного журнала
В первом же пункте первой же статьи ГК РФ говорится о равенстве участников гражданских отношений. Вот только на практике такое равенство едва ли достижимо. Более сильная сторона договора (например, компания, занимающая доминирующее положение на рынке, или просто более опытный субъект) зачастую навязывает слабому контрагенту свои условия. Зная о подобных прецедентах, законодатель предусмотрел специальный механизм защиты более слабой стороны, который позволяет ей расторгнуть или изменить несправедливое соглашение. Расскажем, как слабая сторона может отстоять свои интересы.


Несмотря на то что в нашей стране провозглашен принцип равенства участников гражданского оборота, на практике они часто сталкиваются с тем, что контрагенты навязывают им условия договоров, используя свое положение на рынке. Говоря языком закона, они попросту используют неравенство переговорных возможностей, не позволяя другой стороне изменить предлагаемые условия сделки. В погоне за извлечением выгоды такие компании не задумываются о том, что это весьма негативно сказывается на слабом контрагенте, которому приходится либо принимать невыгодные условия, либо вовсе прекращать свою деятельность из-за отсутствия альтернативных контрагентов. Подобная несправедливость не могла остаться незамеченной законодателем. Поэтому в ГК РФ установлен механизм для борьбы с такого рода злоупотреблениями. Выясним, как закон защищает слабую сторону и как доказать неравенство переговорных возможностей.

Норма новая, старые правила

Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вступивший в силу 1 июня 2015 г., существенно изменил ст. 428 «Договор присоединения» ГК РФ. В новой редакции сфера применения данной статьи была расширена. Прежде п. 3 этой статьи фактически блокировал ее применение в предпринимательских отношениях. Теперь же положения ст. 428 ГК РФ стали распространяться на все случаи, когда условия договора определены одной из сторон, а контрагенту из-за неравенства переговорных возможностей трудно изменить редакцию договора.

Конечно, борьба с несправедливыми переговорными условиями ведется в первую очередь «на полях» договоров присоединения. Однако и в сделках, которые согласовываются индивидуально, сторона зачастую использует имеющееся неравенство.

Надо сказать, что новые положения ст. 428 ГК РФ не являются революционными. На возможность применения норм о договорах присоединения к отношениям, в которых одна из сторон является слабой, указывал еще Пленум ВАС РФ в постановлении от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 16).

Фрагмент документа
СвернутьПоказать
Абзац 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 16

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

Таким образом, изменения, внесенные в п. 3 ст. 428 ГК РФ, попросту законодательно закрепили подход, сформированный и успешно применяемый судами. А раз так, то вся практика, сформировавшаяся с появлением Постановления Пленума ВАС РФ № 16, сохраняет актуальность и после обновления п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Кто является слабой стороной договора?

Впервые вопрос о слабой стороне договора был затронут в постановлении КС РФ от 23.02.1999 № 4-П. В нем суд указал, что «граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин, как экономически слабая сторона в этих правоотношениях, нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков».

Такая позиция была крайне необходима, поскольку на практике банки часто злоупотребляли своими возможностями в отношении заведомо слабых потребителей, предлагая им такие условия, от которых те не имели возможности отказаться.

В дальнейшем понятие слабой стороны было отражено в Постановлении Пленума ВАС РФ № 16. В соответствии с ним слабой является сторона договора, которой затруднительно согласовать изменение договорных условий, предложенных контрагентом. Таким образом, Пленум ВАС РФ фактически связал понятия слабой стороны договора и неравенства переговорных возможностей.

Несмотря на всю очевидность, такая формулировка была неоднозначно воспринята многими юристами, поскольку в ней нет конкретики. Пленум ВАС РФ не привел даже приблизительного перечня факторов, которые свидетельствовали бы о неравенстве переговорных возможностей. С одной стороны, это дает судам определенную свободу и позволяет учитывать все возможные факторы, свидетельствующие о неравенстве переговорных возможностей. С другой стороны, разное субъективное восприятие судами положения контрагентов может серьезно повлиять на результат разрешения спора. Хотя бы примерный перечень факторов, влияющих на неравенство сторон, мог дать судам определенный ориентир.

Вместе с тем одно неоспоримое достоинство в позиции Пленума ВАС РФ точно есть. Если КС РФ встал на защиту гражданина в отношениях с предпринимателем, то высшие арбитры пошли дальше. Они защитили уже самого предпринимателя в отношениях с другим предпринимателем. И это вполне оправданно, ведь среди предпринимательского сообщества существует разделение по уровню влияния и значимости. Фактически это подтвердил и законодатель, изменив п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Признаки силы

На практике о неравенстве переговорных возможностей свидетельствуют различные факторы. Например, положение на рынке, профессионализм, авторитет, информационное превосходство. Этот перечень не является исчерпывающим, и в каждом конкретном случае любой другой фактор может оказаться решающим. Мы же выделим самые распространенные критерии, по которым можно определить, что перед вами сильная сторона.

Профессионализм

Если спросить у обычного гражданина или предпринимателя, в какой ситуации он испытывает на себе неравенство переговорных возможностей, то он, скорее всего, скажет, что при заключении договоров с кредитными организациями. И это не удивительно, ведь кредитная организация профессионально занимается банковскими сделками, а коммерсант-непрофессионал прибегает к ним лишь время от времени. Поэтому контрагент банка, как правило, не имеет необходимых знаний и возможностей для того, чтобы торговаться по поводу условий договора.

Если обратиться к практике, то можно увидеть, что самыми первыми под судебный контроль попали именно сделки с участием банков. Причем чем сложнее сделка, тем большую ответственность закон возлагает на банки. В этом плане показательно постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.09.2016 по делу № А40-168599/2015, в котором суд сделал вывод о том, что банк навязал компании условия своп-договора. В качестве обоснования суд указал, что ранее слабая сторона (компания) подобных договоров не заключала, а для банка это – обычная операция. Поэтому банк как профессиональная и информированная сторона должен был как минимум разъяснить слабой стороне суть условий заключенного договора. Более того, суд дал оценку тому, что истец не обладал достаточными познаниями в сфере работы с производными финансовыми инструментами и не заключал сделки на биржевом или внебиржевом финансовых рынках. Отсюда вывод: опыт заключения аналогичных сделок может послужить основанием для отказа в признании стороны слабой.

Помимо этого, об уровне профессионализма может свидетельствовать и период предпринимательской деятельности лица. Так, например, Восьмой арбитражный апелляционный суд указал, что уровень профессионализма истца (зарегистрирован в качестве предпринимателя 4 февраля 2015 г.) в сфере предпринимательской деятельности существенно ниже, чем уровень ответчика (зарегистрирован в качестве юридического лица 24 ноября 2003 г.). С учетом этого обстоятельства истец был признан слабой стороной (постановление от 18.01.2016 по делу № А46-6695/2015).

Таким образом, взаимодействие профессионала и непрофессионала может свидетельствовать о неравенстве переговорных возможностей. Причем критерии оценки профессионализма могут быть самыми разными.

Низкий уровень конкуренции

В практике арбитражных судов постепенно формируется подход, в соответствии с которым у лица, занимающего доминирующее положение на рынке, презюмируется возможность навязывать контрагенту любые условия (см., например, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2016 по делу № А50-4289/2016).

Действительно, если сторона договора – монополист, то у контрагента нет возможности повлиять на него из-за отсутствия альтернатив. Приходится либо платить, либо ставить крест на всем бизнесе. Более того, некоторые суды считают, что лицо, занимающее доминирующее положение, должно доказывать свободу волеизъявления контрагента (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 по делу № А46-10433/2015). Конечно, у монополиста могут возникнуть серьезные проблемы с доказыванием. Например, как доказать, что он был готов изменить условия договора, но не сделал этого, т.к. другая сторона на этом не настаивала? Однако такой подход может защитить интересы слабой стороны.

Следует также отметить, что чаще ответчик не является монополистом, а лишь занимает доминирующее положение на рынке. Однако это не всегда свидетельствует о том, что слабая сторона имеет возможность заключить договор с другим контрагентом.

Фрагмент документа
СвернутьПоказать
Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 по делу № А46-10433/2015

Доминирующее положение поставщика определенного товара на рынке его продажи предполагает ограниченность его контрагентов в выборе поставщика, а монополистическое положение – отсутствие такого выбора. Однако это не означает, что в условиях ограниченного выбора контрагент также свободен в заключении договора, в частности выборе поставщика и определении условий договора, как и на полностью конкурентном рынке.

Таким образом, не только исключительное, но и доминирующее положение компании на рынке может свидетельствовать о более сильной переговорной позиции.

Здесь возникает вопрос: может, слабой стороне лучше вообще обойтись без соглашения с доминирующим субъектом? Если без договора лицо не может осуществлять своей обычной деятельности (или несет колоссальные убытки) и вынуждено заключить его на невыгодных условиях, то налицо использование сильным контрагентом неравенства переговорных возможностей. Если такой угрозы нет и сторона может обойтись без заключения подобного договора, то назвать ее слабой можно не всегда.

Проведение конкурса или аукциона

Некоторые суды считают условия договоров, заключенных по результатам конкурсов или аукционов, навязанными, т.к. участник не может повлиять на их определение (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.02.2016 по делу № А55-6262/2015). По мнению судей, включение в проект договора явно несправедливого условия, оспаривание которого осложнено законодательством о контрактной системе, ставит заказчика в более выгодное положение и позволяет ему извлечь необоснованное преимущество (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.02.2016 по делу № А19-6126/2015).

Такой подход, с одной стороны, справедлив, поскольку участник конкурса или аукциона является слабой стороной, которая вынуждена принимать условия закупки. Однако с другой стороны, участник, заранее зная обо всех условиях, сам добровольно соглашается с ними.

Судебная практика
СвернутьПоказать

Муниципальный заказчик расторг контракт в связи с просрочкой компании-исполнителя. Та, в свою очередь, обратилась в суд с требованием признать контракт действующим. В обоснование требования она заявила, что условия, на основании которых контракт был расторгнут, являются несправедливыми, а сроки выполнения работ – неразумными. Однако компания не представила доказательств того, что заключение договора являлось для нее вынужденной мерой и у нее не было возможности заключить аналогичный договор на более выгодных условиях с другими контрагентами.

Суд указал, что компания-истец профессионально занимается деятельностью, предусмотренной контрактом на выполнение работ. В связи с этим она, как профессионал, знала о сроке, в течение которого обычно выполняются подобные работы. Кроме того, условия договора были известны ей заранее, и она могла оценить возможность их выполнения (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.01.2015 по делу № А45-1504/2014).

Таким образом, у специализированных компаний могут возникнуть сложности с доказыванием того, что они являются слабой стороной.

Как слабой стороне доказать свою правоту?

Процесс согласования условий договора бывает долгим. Связано это с тем, что каждая из сторон старается внести в соглашение те условия, которые были бы выгодны именно ей. Поэтому даже сторона, которая является слабой, должна предпринять попытки изменить условия договора, которые были ей навязаны. Если этого не сделать, то поведение слабой стороны будет трактоваться судами как подтверждение того, что она добровольно приняла условия договора (постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.03.2016 по делу № А53-29110/2015, Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.07.2015 по делу № А78-9668/2014, Первого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2016 по делу № А43-10521/2016).

Разумеется, намерения слабой стороны должны быть документально зафиксированы. Самым распространенным доказательством, которое, по мнению судов, подтверждает несогласие с условиями договора, является протокол разногласий (постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.07.2016 по делу № А51-16678/2015, Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.05.2015 по делу № А33-13173/2014). Также можно представить в суд и другие доказательства, например переписку, аудиозапись переговоров, письменное предложение своей редакции договора, документы сильной стороны, свидетельствующие о невозможности изменения договора, и т.д.

Если все попытки слабой стороны изменить условия соглашения оказались безуспешными, суд, скорее всего, примет ее позицию (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 14.02.2017 по делу № А73-10241/2015). Но встречается и противоположное мнение. Иногда, отказывая в исках об изменении уже заключенных договоров, суды ссылаются на то, что сторона имела возможность на стадии заключения договора обратиться в суд с преддоговорным спором (ст. 445, 446 ГК РФ; постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2016 по делу № А51-12184/2016). По нашему мнению, обязывать сторону дополнительно обращаться в суд после того, как она уже предприняла безуспешные попытки согласовать другие условия, довольно странно. Однако наличие подобной практики необходимо учитывать.

К сведению
СвернутьПоказать

Если в ходе переговоров некоторые условия первоначального договора были изменены сильной стороной, то суд может не признать факт неравенства переговорных возможностей (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12.03.2015 по делу № А45-6148/2013).

При взаимодействии с сильной стороной важно понять, есть ли на рынке другие компании, с которыми можно заключить аналогичный договор. Связано это с тем, что суды зачастую оценивают, пыталась ли слабая сторона найти себе другого контрагента (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 по делу № А46-10433/2015). Если таких попыток не было, суд может отказать в иске (постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 21.10.2016 по делу № А12-15997/2015, Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 05.03.2015 по делу № А33-8181/2014, Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.05.2015 по делу № А63-7838/2013).

Безусловно, такой подход применяется не всегда. Если компания является монополистом, то заключить договор с альтернативным контрагентом невозможно в принципе. Аналогичная ситуация может сложиться, когда альтернативные контрагенты есть, но они предлагают аналогичные условия, в связи с чем обращаться к ним бессмысленно (например, большинство сведений о банковских продуктах общедоступны и не требуют отдельного обращения в кредитную организацию).

Если сторона не сможет доказать неравенство переговорных возможностей, то суд откажет в иске (постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16.07.2015 по делу № А78-9668/2014, ФАС Северо-Западного округа от 01.08.2014 по делу № А56-55574/2012).

Однако в любом случае судьи должны оценить довод о неравенстве возможностей. Если он был заявлен, но не исследован, судебный акт может быть отменен вышестоящей инстанцией (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 08.12.2016 по делу № А76-6546/2016).

Что может предпринять слабая сторона?

Гражданский кодекс РФ предусматривает, что сторона, которая пострадала от неравенства переговорных возможностей, вправе потребовать как расторжения (см., например, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.05.2016 по делу № А46-6695/2015), так и изменения договора (п. 2 ст. 428). При этом договор считается действовавшим в измененной редакции (либо не действовавшим) с момента его заключения (если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства). Как указано в письме Минэкономразвития России от 03.11.2015 № 31530-ЕЕ/Д28, это позволит слабой стороне не только освободиться от навязанных несправедливых условий на будущее время, но и избежать негативных последствий, которые могли возникнуть до обращения в суд.

Также слабая сторона договора вправе заявить о признании соглашения недействительным или о неприменении его отдельных условий на основании ст. 10 и 168 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.09.2016 по делу № А40-168599/2015).

* * *

Подводя итог, отметим, что законодатель предусмотрел реально действующий механизм защиты прав слабой стороны договора. Однако для его эффективного использования необходимо предпринимать все меры, чтобы изменить навязываемые условия соглашения. Если сильная сторона, используя неравенство переговорных возможностей, откажется внести изменения в договор, суд придет на помощь пострадавшей стороне.

Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  5 голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.