• Журнал «Юридический справочник руководителя» август 2014
  • Рубрика Процессуальные аспекты

Алексей Солохин: «Примирительные процедуры более эффективны, чем судебное разбирательство»

  • Рейтинг 4.78
  • 0 комментариев
  • 7756 просмотров
Полистать демо-версию печатного журнала
Разрешить любой спор можно двумя способами: либо через суд, либо с помощью примирительных процедур. Причем второй вариант становится все более распространенным. И это не удивительно, ведь он имеет много неоспоримых преимуществ перед судебным разбирательством. О том, почему мириться лучше, чем судиться, в каких спорах медиация будет наиболее эффективна, где и как найти медиатора, а также о позициях Президиума ВАС РФ по вопросам использования примирительных процедур мы решили поговорить с Алексеем Евгеньевичем Солохиным, главным консультантом Управления публичного права и процесса Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.


О примирительных процедурах см. также статью А. Полетаевой «Опыт применения закона о медиации»
СвернутьПоказать
Солохин Алексей Евгеньевич
Солохин Алексей Евгеньевич, главный консультант Управления публичного права и процесса Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В 2006 году с отличием окончил юридический факультет Российской академии правосудия, в 2009 году, также с отличием, – аспирантуру этого вуза.

В Высшем Арбитражном Суде работает с 2006 года.

С 2006 по 2010 годы – консультант, ведущий консультант Управления законодательства.

С апреля 2010 года – ведущий консультант, главный консультант Управления публичного права и процесса. Советник юстиции Российской Федерации 1 класса.

Имеет около 30 публикаций по вопросам гражданского и арбитражного процесса, альтернативных способов урегулирования споров.


– Алексей Евгеньевич, тема нашего интервью – примирительные процедуры. И первый вопрос, который у меня возникает, – нужны ли они сегодня бизнесу?

– Примирительные процедуры – это наше «завтра», «завтра» нашей правовой системы и правовых систем всего мира, следующий виток эволюционного развития механизмов разрешения споров. На мой взгляд, примирительные процедуры крайне важны. И их актуальность с каждым днем становится все более и более явной.

Достаточно вспомнить слова Президента России Владимира Путина, который, выступая перед Федеральным Собранием в декабре 2012 года, сказал о том, что конкуренция за ресурсы ужесточается. Причем не только за металлы, нефть и газ, а прежде всего – за человеческие ресурсы, за интеллект. «Кто вырвется вперед, а кто останется аутсайдером и неизбежно потеряет свою самостоятельность, будет зависеть не только от экономического потенциала, а прежде всего от воли каждой нации, от ее внутренней энергии», – сказал тогда Владимир Путин. Эти слова применимы и к бизнесу. Вперед вырвется та компания, которая сможет использовать свою внутреннюю энергию, сможет креативно подходить к возникающим перед ней задачам, в том числе к задачам, которые связаны с разрешением споров. Ведь можно судиться до последнего, а можно примириться. Причем второй вариант эффективнее.

Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ Антон Александрович Иванов, выступая на VIII Всероссийском съезде судей, отметил, что необходимо разработать комплексную программу снижения конфликтности в обществе. «Если проблему конфликтности не решить, напряжение в социуме может достичь предельных значений, количество судебных споров будет расти, судебная система захлебнется, потому что не в силах будет переварить непрерывно растущий поток дел», – предположил он. И действительно, судебная система сегодня работает в условиях крайне большой нагрузки.

Также Антон Александрович сказал о том, что «если мы не сможем снизить количество дел, попадающих в суды, все остальные наши действия потеряют всякий смысл».

Полагаю, что количество дел, рассматриваемых судами, в ближайшее время существенно не уменьшится. Поэтому судебная система крайне заинтересована в развитии примирительных процедур.

– Почему, на Ваш взгляд, примирительные процедуры предпочтительнее судебного разбирательства?

– Аргументов в пользу примирительных процедур довольно много.

Во-первых, примирительные процедуры более эффективны. Ведь решения, которые выносят суды, достаточно часто не исполняются. Даже если вы выиграете спор и получите грамотное решение, то не исключено, что оно просто не будет исполнено.

Во-вторых, участвовать в примирительных процедурах дешевле, чем судиться. Особенно с учетом последних тенденций практики арбитражных судов по вопросам взыскания судебных расходов на представителя. Напомню, в одном из недавних дел с проигравшей стороны была взыскана сумма, эквивалентная почти миллиону долларов1.

В-третьих, примирение – это быстро. Вообще, в России дела рассматриваются весьма оперативно. У нас одни из самых коротких сроков рассмотрения дел в Европе. Но все же нередки случаи, когда споры разрешаются по несколько лет. Если же вы используете примирительные процедуры и идете, например, к медиаторам, то велика вероятность урегулировать спор за несколько часов. Здесь все зависит от вашего желания.

В-четвертых, сохраняются деловые связи между компаниями. Если вы судитесь, то они, скорее всего, будут утрачены. Если же вы пытаетесь примириться и у вас это получается, то ваши деловые связи только укрепляются. Так показывает опыт.

В-пятых, при использовании примирительных процедур защищаются интересы слабой стороны. Малый и средний бизнес, предприниматели не могут позволить себе дорогих юристов. Но когда, например, индивидуальный предприниматель участвует в примирительной процедуре, то разбираться в тонкостях процесса нет необходимости.

В-шестых, итог примирения зависит только от сторон. Если вы приходите в суд, то решение может быть не таким, как вы хотели бы. К тому же, оно может быть и отменено.

Седьмое – конфиденциальность. Судебные акты арбитражных судов размещаются в Интернете и доступны для всеобщего обозрения. Информация о судебном разбирательстве может негативно повлиять на репутацию компании. В то же время об обращении сторон к медиаторам или об использовании других примирительных процедур никто не узнает.

В-восьмых, при использовании примирительных процедур во главу угла ставятся интересы сторон. Приведу классический пример с апельсином. Представьте, что Вы – воспитатель в детском саду. Вы видите двух детей, которые делят апельсин. Что Вы сделаете?

– Самый очевидный и, наверное, неправильный ответ – разделю пополам.

– Большинство юристов так и отвечают. А другие варианты есть?

– Заберу себе.

– Некоторые и так говорят.

На самом деле, если бы Вы были медиатором, Вы просто поговорили бы с этими детьми и узнали бы, что одному ребенку нужен, к примеру, сок апельсина, а другому – цедра. Сделав так, Вы удовлетворили бы интересы обоих детей. Обе стороны были бы Вам благодарны за это. Но суд обычно так не делает. В большинстве случаев он не выявляет интересы сторон, а отталкивается от их правовых позиций. А медиатор всегда пытается узнать интересы и, взяв их за основу, содействует примирению.

Восьмое преимущество – возможность выбрать посредника, медиатора. По закону судью выбрать нельзя, а медиатора выбрать можно. И это не последний плюс.

В-девятых, примирительные процедуры осуществляются в обстановке комфорта, доверия и сотрудничества. На мой взгляд, в арбитражных судах тоже очень комфортно, но с учетом крайне высокой нагрузки судебные заседания зачастую проходят весьма оперативно. И все это в жесткой, формализованной обстановке. Необходимо вставать, обращаться «уважаемый суд» – в общем, действовать только в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ. Примирение же осуществляется в свободной, доброжелательной и позитивной атмосфере.

– А что говорится о примирительных процедурах в Арбитражном процессуальном кодексе РФ?

– Кодекс буквально пропитан примирением. Там сказано, что примирение возможно на любой стадии и по любому делу. Более того, примирять стороны – это, на мой взгляд, обязанность арбитражного суда. Правда, она сейчас не очень хорошо реализуется на практике. Но работа в этом направлении ведется, и в будущем наверняка многое изменится.

Кроме того, суд должен разъяснить возможность обращения к медиатору, использования других примирительных процедур и вправе отложить судебное разбирательство на срок до 60 дней для примирения. Кстати, 60 дней – это два месяца, так?

– Нет. Выходные не учитываются.

– Вы правы. Но желание сказать про два месяца возникает потому, что общий срок отложения – месяц. Но ведь к срокам, исчисляемым днями, относятся только рабочие дни. В итоге получается не 60 дней, а примерно 76, если включить сюда все выходные.

– Давайте перейдем непосредственно к медиации. Как ее определяет закон о медиации2?

– В законе дается следующее понятие: медиация – это способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Мне кажется, здесь надо обязательно подчеркнуть слова «добровольное согласие» и «содействие». Медиатор не предлагает, не убеждает, не принуждает ни к чему. Он содействует. Как в том примере с апельсином. Просто задает правильные вопросы и помогает сторонам в том, чтобы они сами (подчеркиваю – сами) нашли взаимоприемлемое решение.

В законе отражены еще и принципы проведения процедуры медиации. Прежде всего это добровольность. Стороны добровольно входят в процедуру медиации. По инициативе любой из сторон она может в любое время прекратиться.

Остальные принципы – конфиденциальность, сотрудничество, равноправие сторон, беспристрастность, независимость медиатора.

– По каким делам можно использовать медиацию?

– В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ примирительные процедуры можно использовать по любому делу.

А вот в соответствии с законом о медиации круг споров, по которым может быть проведена медиация, несколько уже. Там упомянуты споры, возникающие из гражданских, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, трудовых и семейных правоотношений.

– По каким делам использовать медиацию нельзя?

– На мой взгляд, есть две группы ограничений: доктринальные и законодательные.

Давайте начнем с доктринальных, то есть с тех, о которых пишут в научной литературе.

Наверное, по делам об оспаривании нормативных правовых актов вряд ли можно примириться, потому что здесь упомянут неограниченный круг лиц.

В делах, которые касаются административной ответственности и административных правонарушений, тоже сложно говорить о примирении, поскольку административная ответственность – это публично-правовые санкции, которые государство применяет к виновному лицу. Хотя вы можете возразить, мол, есть же примирение в уголовном праве. Примирение с потерпевшим активно используется и работает, особенно за рубежом. А есть еще ситуации, когда примиряются с антимонопольными органами. В общем, это вопрос спорный.

Теперь – о законодательных ограничениях. Они прописаны в законе о медиации. Это коллективные трудовые споры и споры, затрагивающие права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, или публичные интересы. Здесь сразу встает вопрос: значит, медиацию нельзя использовать по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений? Ведь там споры затрагивают публичные интересы. Получается, что нельзя, закон запрещает. Но мы можем использовать любые другие примирительные процедуры. И практика Президиума Высшего Арбитражного Суда, который недавно утвердил мировое соглашение с налоговой инспекцией, это подтверждает3.

Также важно отметить, что закон о медиации не применяется к отношениям, связанным с оказанием судьей или третейским судьей содействия примирению сторон в ходе судебного или третейского разбирательства.

– Существует ли статистика разрешения тех или иных споров посредством примирения? В каких категориях дел оно наиболее распространено?

– По данным банка решений арбитражных судов, около 70% дел, в которых было заключено мировое соглашение, – это споры о взыскании по договору. Мне кажется, здесь самая благодатная почва для использования примирительных процедур. Можно, например, применять отсрочку, рассрочку или новацию.

Порядка 20% случаев, в которых стороны расходилась миром, – дела о банкротстве. Замечательно, если должник договорится с кредиторами и это позволит избежать банкротства.

Оставшиеся 10% дел – это споры об опровержении сведений, порочащих деловую репутацию. Полагаю, что к таким спорам позволительно применить слово «нежные», потому что в этом случае затрагивается деловая репутация, т.е. велика роль человеческого, личного фактора. Думаю, что здесь огромное поле для работы медиатора.

– Каковы, на Ваш взгляд, перспективы использования медиации в других категориях споров?

– Во-первых, следует сказать о корпоративных спорах. Здесь тоже велика роль личностного фактора. Представьте себе, судятся два физических лица – акционеры или участники общества с ограниченной ответственностью. В такой ситуации, скорее всего, высок уровень непонимания, личной неприязни. Спор выходит за плоскость правового регулирования. И тогда работа медиатора будет крайне эффективной. Нужно еще учесть, что большинство компаний просто не захочет, чтобы их внутренние противоречия стали общедоступными, чтобы информация о споре находилась в картотеке арбитражных дел.

Очень перспективно использование медиации в ситуации дедлока, когда акционерам или участникам не удается достигнуть согласия по какому-либо важному вопросу деятельности компании и в то же время ни один из них не имеет достаточного количества голосов для утверждения окончательного решения. В данном случае деятельность компании фактически блокируется. Мне кажется, что без медиации здесь просто не обойтись, ведь достижение взаимовыгодного соглашения будет в интересах всех участников спора.

Во-вторых, существуют хорошие перспективы использования медиации в банковской сфере. Так, в ряде штатов Америки медиация стала обязательным способом досудебного урегулирования споров при просрочках выплат по ипотечным кредитам. Преимущества медиации просто затмевают собой любые перспективы судебного разбирательства. Для клиента это возможность избежать бюрократического механизма рассмотрения жалоб и судебных тяжб. К тому же у него возникает возможность получить разъяснения и удовлетворить жалобу в более короткие сроки и с меньшей затратой сил. Банки же снижают затраты и возможные потери; не возникает необходимости вовлечения в рассмотрение жалоб дорогих юристов и привлечения высокооплачиваемых консультантов.

Вообще, любая компания может создать службу медиации или примирения либо иметь медиатора в штате. Он будет заниматься урегулированием споров. Можно обучить медиации внутренних юристов. Они будут обладать навыками медиативных подходов и смогут понять, какой спор является «медиабельным» (то есть в каком споре можно достичь примирения), а какой – нет. И для «медиабельных» споров можно уже привлекать профессиональных медиаторов.

– Как обратиться к медиации, если стороны уже находятся в процессе рассмотрения спора в арбитражном суде?

– Прежде всего необходимо заключить соглашение о применении медиации. Оно похоже на третейское соглашение и может содержаться в договоре в виде медиативной оговорки. То есть когда стороны заключают договор, они могут включить в его текст соглашение о применении медиации.

Итак, есть медиативная оговорка или соглашение о применении процедуры медиации. Появляются разногласия. Тогда одна сторона направляет другой предложение об обращении к процедуре медиации, вторая сторона его принимает и они заключают еще одно соглашение – о проведении процедуры медиации. В нем стороны договариваются о кандидатуре медиатора, о том, как будут оплачиваться его услуги, о сроке медиации и т.д. По закону максимальный срок медиации – 180 дней.

Дальше возникает вопрос, что делать с процессом? Его нужно «поставить на паузу». Приходите в суд, заявляете ходатайство об отложении судебного разбирательства, суд выносит определение об отложении. Арбитражный процессуальный кодекс РФ не позволяет отложить судебное разбирательство более чем на 60 дней.

Стороны принимают решение о медиации. Что делает медиатор? Он создает благоприятную атмосферу, диагностирует конфликт, расспрашивает стороны о том, что, собственно говоря, произошло. Потом вовлекает их в решение проблемы, чтобы они начали друг с другом взаимодействовать и у них возникло желание разрешить спор. Медиатор вместе со сторонами ищет варианты решения. Они, например, записывают варианты на флипчарте, обсуждая их, что-то вычеркивают и в итоге останавливаются на одном из вариантов, который ложится в основу медиативного соглашения между сторонами. После этого они возвращаются в процесс.

Медиативное соглашение – это наиболее благоприятный результат медиации. Оно может утверждаться судом в качестве мирового соглашения. После утверждения производство по делу прекращается. Если мировое соглашение не исполняется добровольно, оно может быть исполнено принудительно.

Помимо мирового соглашения результатом примирения сторон по итогам проведения медиации могут стать признание иска или требований, отказ от иска или требований либо соглашение по фактическим обстоятельствам дела.

Отмечу, что помимо удачного исхода медиации, когда стороны приходят к медиативному соглашению, возможно заключение соглашения о прекращении процедуры медиации. Медиатор по своей инициативе может выйти из процедуры медиации. Также медиация прекращается, если одна сторона выходит из нее или когда истекает срок, отведенный на ее проведение.

– Вы сейчас рассказали о преимуществах медиации, о том, как она работает. Возможно, у многих возникло желание обратиться к медиатору. Где и как его найти?

– Можно искать в Интернете, можно по друзьям и знакомым, а можно зайти на сайт Высшего Арбитражного Суда. На сегодняшний день Высший Арбитражный Суд – первый и единственный государственный орган, который на своем сайте ведет список организаций, осуществляющих деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации. На сайте можно увидеть перечень организаций, которые занимаются проведением медиации в различных городах. Он содержится в разделе «Примирительные процедуры. Медиация» на главной странице. Зайдя в этот раздел, вы сможете без особого труда найти медиатора.

В ряде судов создаются комнаты примирения и кабинеты медиации. Буквально с каждым месяцем их становится все больше. Конечно, они пока созданы не по всей России, не в каждом арбитражном суде. Но во многих судах уже есть положительный опыт их работы. Недавно открылась такая комната в Суде по интеллектуальным правам, летом прошлого года – в Арбитражном суде г. Москвы. Уже несколько лет работает комната примирения в Арбитражном суде Свердловской области. И буквально недавно открылись комнаты в Арбитражных судах Приморского края, Республики Татарстан и Бурятии.

– Для полноты картины хотелось бы узнать о позициях Президиума Высшего Арбитражного Суда в отношении медиации. Какие наиболее интересные постановления, касающиеся медиации, Вы бы выделили?

– Президиум Высшего Арбитражного Суда за последние несколько лет сформулировал ряд крайне важных правовых позиций в отношении примирительных процедур. Мне кажется, что они являются весьма позитивными и очень сильно влияют на развитие медиации в России.

Из постановления от 05.02.2013 № 16006/12 следует, что можно заключить мировое соглашение при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. То есть третейский суд рассмотрел спор, вы приходите в арбитражный суд, просите исполнительный лист и вдруг договариваетесь. Вы можете заключить мировое соглашение, суд его утвердит. И потом, если оно не будет исполнено, его можно будет исполнить в принудительном порядке.

Еще одно постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда – от 22.10.2013 № 3710/13. В нем речь идет о налоговых последствиях примирения. Президиум ВАС РФ отметил, что если кредитор отказывается от имущественного требования, это не означает, что у должника возникает внереализационный доход, который облагается налогом.

В постановлении от 22.03.2011 № 13903/10 Президиум Высшего Арбитражного Суда сформулировал позицию, в соответствии с которой если стороны заключили мировое соглашение по основному долгу, то идти в суд с другими требованиями, вытекающими из этого договора (например, о взыскании процентов) и из дополнительных по отношению к нему обязательств, нельзя. То есть если стороны договорились, значит, они сделали это окончательно и бесповоротно, даже если условия о процентах в мировом соглашении не было.

Также отмечу постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 26.06.2012 № 16370/11, которым было утверждено мировое соглашение между коммерческой компанией и налоговой инспекцией. На мой взгляд, это очень яркий пример того, что в суде может быть урегулирован в том числе и спор по делу, возникшему из административных и иных публичных правоотношений.

– Поясните, пожалуйста, последний пример. На основании чего налоговая инспекция заключила мировое соглашение? Такое право должно быть предоставлено на законодательном уровне. Инспекция же не может по своему усмотрению, например, отказываться от сумм санкций.

– Это очень злободневный и очень важный вопрос. В данном деле общество и налоговая инспекция признали ряд позиций друг друга. При этом инспекция обязалась не начислять пени на сумму доначисленного налога на прибыль за определенный период. Президиум посчитал, что данное мировое соглашение не противоречит закону и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

– И часто ли налоговые органы примиряются с налогоплательщиками?

– Практика показывает, что не очень часто, но количество таких случаев растет. В этом вопросе налоговые органы пока несколько скованны. Но мне кажется, что со временем у них будет гораздо больший круг полномочий для того, чтобы примиряться с налогоплательщиками.

На мой взгляд, возможность примиряться в налоговых спорах крайне необходима. Во-первых, согласитесь, гораздо выгоднее прямо или косвенно отказаться от части требований и получить остальную часть, как говорится, здесь и сейчас. А во-вторых, если у компании накопится огромная задолженность, то она, может быть, никогда не сможет ее выплатить или успеет спрятать имущество, на которое можно обратить взыскание. Возможность договариваться всегда несет огромный позитив, потому что лучше, заплатив сейчас, продолжить работу и в дальнейшем тоже платить налоги. Это невероятно важно для государства и для общества в целом.

– Не секрет, что многие специалисты не хотят пользоваться медиацией. Свое нежелание они объясняют, в частности, тем, что не видят, каким образом мировое соглашение ускоряет разрешение конфликта. Например, если лицо намеренно не собиралось исполнять обязанности по уплате налогов, то вряд ли после заключения мирового оно тут же пойдет в банк и заплатит. Исполнение мирового соглашения можно совершенно спокойно затянуть. А за это время компания, допустим, выведет активы. То есть вступать в примирительные процедуры целесообразно только тогда, когда оба контрагента добросовестны. Но если один из них является недобросовестным, то примирительные процедуры – это один из способов затягивания процесса как минимум на 60 дней.

– Конечно, я исхожу из того, что обе стороны желают примириться, договориться. И если это желание действительно есть, оно выливается в результат примирения, в то же самое мировое соглашение. Тогда оно будет исполнено.

Если же есть желание затянуть процесс, то необходимо учитывать следующее. Когда стороны вступают в медиацию и у одной из них возникает хоть малейшее подозрение в том, что вторая сторона пытается действовать недобросовестно, можно выйти из процедуры медиации и продолжать судиться. Никто никого не обязывает и не принуждает 60 дней пытаться о чем-то договориться. Это ваше желание, ваша дополнительная возможность.

– В завершении нашей беседы не могу не спросить: каковы ближайшие перспективы регулирования примирительных процедур? Может быть, есть какие-то планы по изменению законодательства о медиации?

– Помимо формирования судебной практики, помимо ведения у себя на сайте списка организаций, занимающихся медиацией, Высший Арбитражный Суд РФ пытается совершенствовать законодательство в области примирительных процедур.

В августе 2012 года в Госдуму был внесен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с совершенствованием института примирительных процедур». Он был подготовлен с учетом международного, дореволюционного и современного опыта нашей страны, обсуждался совместно с учеными и медиаторами, которые дали положительные заключения на законопроект. Все посчитали, что он прогрессивен, крайне важен и нужен сегодня.

На мой взгляд, этот законопроект является сейчас одной из главных надежд на развитие медиации в России. Он существенным образом расширяет возможности для примирения в процессе, еще больше ориентирует суд на содействие примирению сторон и самое главное – он вводит такую примирительную процедуру, как судебное примирение, которая будет осуществляться судебными примирителями. Это судьи в отставке, помощники судей, работники аппарата суда, имеющие высшее юридическое образование. К сожалению, в настоящее время медиаторы есть далеко не во всех городах России. Во многих регионах даже не знают, что такое медиация. А в соответствии с этим законопроектом в каждом арбитражном суде будут судебные примирители, которые будут пытаться примирить стороны. И предполагается, что делать это они станут абсолютно бесплатно4.

Закончить я хочу словами Фридриха Шиллера, который сказал, что «враг повергнутый может еще оправиться, примиренный же вполне побежден». И я желаю читателям как можно больше таких побед.

Беседовал Роман Авалян

Сноски

СвернутьПоказать
  1. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 20.09.2012 по делу № А40-35715/10-141-305. – Примеч. ред. Вернуться назад

  2. Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Вернуться назад

  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 26.06.2012 № 16370/11. – Примеч. ред. Вернуться назад

  4. На момент подписания номера в печать Высшим Арбитражными Судом РФ был подготовлен проект постановления Пленума ВАС РФ «О примирительных процедурах». В случае его принятия мы обязательно расскажем обо всех содержащихся в нем разъяснениях. – Примеч. ред. Вернуться назад

Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  19 голосов

Тематика:

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.